Немного о самом главном

У нас родилась четвертая доченька. Несколько дней назад. И вот мы дома. Лежим с ней на диване, общаемся.

Она смотрит на меня на всех бабушек-дедушек. Ой, такая чудесная. Веревки из нас вьет. Чуть что не по ее – кричит, ногами топает, дерется… Огонь, а не ребенок! А мы вокруг прыгаем, ублажаем..А что делать?!?»

При этом дамы в капри придирчиво меня изучали и даже как будто принюхивались, надеясь уловить в моем дыхании нотки дешевой водки . – Так! Не ори! Сначала у твоей соседки примем, потом у тебя. Видишь, все на конференции?»

«Да у меня голова уже между ног торчит! – завопила девушка (далее пошла непереводимая игра слов). – Мне что, самой у себя роды принимать?!»

Я как раз была напротив ее палаты. Девушка сидела на стуле (специальном с дыркой), и у нее, действительно, уже показалась голова малыша. «Вот, блин! – завопили в ответ прибежавшие акушерки. – Правда, рожает!» И закинув «мамочку» на койку, тут же в предродовом подхватили «вылетевшего» ребенка.

«Что блин, то блин, – промелькнуло у меня. – Точно угробят». Но тут все пришли с конференции, включая долгожданного анестезиолога, и мне сделали обещанную «эпидуралку». Только обезболила она почему-то только одну половину. «Ничего, бывает», – ответили врачи на мои жалобы…

В общем, в тот день что-то не сложилось в «самом прекрасном роддоме».

Немного о самом главном

это что, все ваши? - или - как я ждала четвертого ребенка

Но было 14 августа, начало Успенского поста, а в нашем храме Архангела Михаила в Тропареве еще и престольный праздник, а значит, две литургии. И наш папа, после того, как меня отвез, сразу отправился туда алтарничать.

Он прислал мне сообщение, что все батюшки за нас молятся, все знакомые прихожане, сотрудники храма. Церковные «тетушки» потом рассказывали, как они переживали. И сразу, как только муж им объявил, что отвез меня, стали читать Евангелие.

А еще Вадим разместил сообщение в Интернете. Я потом с радостью открывала для себя, сколько хороших людей обо мне вспомнило. И эта молитвенная поддержка очень чувствовалась, правда.

Несмотря на всякие пересменки, конференции, «страшно-приветливый персонал», все у меня прошло хорошо. Это были самые легкие роды из всех четырех. И самые безболезненные. И это при том, что дочка весила 3600, а мне говорили, что больше 3 кг сама не рожу (до этого у меня и были 2460, 3050 и 2870).

Помню, как во время потуг акушерка кричала мне: «Ты только не тужься, ни в коем случае не тужься (кто рожал, понимает, что такое не тужиться на потугах). Порвешься вся! Плечи застряли! Не тужься, плечи ребенку сломаешь!» И я старалась не тужиться.

Но в итоге не было ни одного разрыва или разреза. И плечи доченьки на месте. Слава Богу!

В общем, не «устоял» наш российский роддом с его «прибамбасами» против соборной молитвы. Если Господь хочет, чтобы все было нормально, оно будет. Несмотря на внешние обстоятельства.

А, возможно, и обстоятельства были не самые худшие, просто меньше нужно истерить – у страха глаза велики. И больше полагаться на Бога. И знаете, в следующий раз я опять поеду в этот роддом… Наверное…. Мы же слышали о нем только хорошие отзывы. Может, в тот день просто звезды не сошлись. Или в голове у меня что-то не сошлось – все беременные такие нервные!

… Правда, на следующий день уже в послеродовом отделении, я еле встала с кровати, потому что у меня самым диким образом болела голова. Врачи, к которым я обращалась, говорили: «Это нормально», а на просьбу дать хотя бы таблетку анальгина, говорили: «У нас в роддоме анальгина нет, не тот профиль».

Только на третий день, когда нас уже отправляли домой, акушерка, которая меня смотрела, и которой я также пожаловалась на головную боль, очень удивилась, что я до сих пор молчала. «Да я всем говорила», – возмутилась я.

Она позвонила анестезиологу, оказалось, что это осложнение после «эпидуралки», и мне стали делать какие-то уколы. И предлагали остаться еще на денек – на всякий случай. «Ни в коем случае», – ответила я. «Что, вам у нас не понравилось?» – спросила эта последняя акушерка, действительно, очень приветливая.

Немного о самом главном

***

P.S. Сейчас Антонине (так мы назвали дочку) уже больше двух недель. Это мое повествование я писала одним пальцем на телефоне, в моменты, когда ее кормила, так что процесс занял не один день. Мы освоились дома и даже крестили и уже причащали ее… В общем, жизнь идет своим чередом.

Меня часто спрашивают, не устаю ли я, не трудно ли мне? Я не знаю… Может, и устаю, но для меня же ничего кардинально не изменилось. Я уже много лет живу в этом ритме, и он мне нравится. На самом деле, стыдно уставать, когда есть семьи, где по десять детей. Да и помощниц у меня много.

Вообще, между тремя и четырьмя детьми разницы почти никакой. Если не считать того, что нервов гораздо больше (но тут уж нужно учиться справляться с собой), но радости и любви тоже в разы больше.

Я успеваю ровно столько, сколько успевала. И не успеваю столько же. Главное – не зацикливаться.

Ну да, я могу попшикать голову пеной для бритья вместо лака, когда судорожно собираюсь с детьми на прогулку. Но со старшей дочкой я однажды забыла надеть на улицу юбку… Я могу накапать Соне в молоко пустырник вместо прополиса. Но с первой я сама пила этот пустырник чашками, потому что мне казалось, что жизнь превратилась в сумасшедший дом… Разыскивая Тонину соску, я могу обнаружить ее во рту у Дуни. А попросив Соню отнести в стирку пеленки, найти их в мусорном ведре… Но ведь мир от этого не рухнул…

Меня спрашивают, уверена ли я, что это мое. Да, я уверена. Конечно, я не сделала блестящую карьеру, как многие мои знакомые. Я не развиваюсь профессионально. И не зарабатываю кучу денег. Я просто домохозяйка. Но быть мамой для меня важнее, правда. И сейчас я чувствую, что в моей жизни наступает ПОЛНОТА. А с другой стороны, дети самореализации и творчеству не помеха, скорее – стимул. И дома можно сделать многое, нужно только захотеть.

А еще у меня почти нет времени «пожить для себя». Но я этого и не хочу. Потому что «жить для себя» – это одиночество. И нет ничего страшнее…

…Мой муж, кстати, говорит, что «отрожавшись», я стала слишком активная, пытаюсь всеми руководить и все контролировать.

«А какая ты была хорошая беременная, – ностальгически вспоминает он, – занималась собой, своим животом, своей тошнотой, тем, что у тебя все болело… Да! Для мира в семье тебе обязательно нужно ОБРЕМЕНЕНИЕ»…

В общем, вот так. Четверо детей в нашей семье обременением не считаются. Может правда, пора задуматься о пятом животе? Наверное, сын – это тоже прекрасно.

ВСЕ СМЕЯЛИСЬ НАД ЕЁ ЖИВОТОМ, А ОНА РОДИЛА 11 ДЕТЕЙ! И ВСЕ ОТКРЫЛИ РТЫ ОТ ИЗУМЛЕНИЯ!