Как изменилась практика крещения

Александра Плетнева в 1987 году окончила русское отделение филологического факультета МГУ, а в 1991-м – аспирантуру. Кандидат филологических наук представляется крайне полезным и нужным мероприятием.

Разговор с народом: до революции и после

Кустодиев Б.М. “Утро”

как рожали, кормили, купали и пеленали младенцев в дореволюционной россии (+видео)

Всё, что я говорила, касается физической составляющей жизни младенца. Но имеется и другое измерение. Я скажу несколько слов о практике крещения. Сегодня мы привыкли, что младенца, если он здоров, крестят на 40-й день или после 40-го дня, когда мама может уже посещать Церковь и присутствовать на крещении малыша. Если состояние новорожденного вызывает тревогу, его могут покрестить и раньше.

Поскольку всё, что происходит в церковной жизни, мы склонны рассматривать как традицию, уходящую корнями в седую древность, кажется, что такой порядок вещей был всегда. Но это не так. В деревне малыша крестили на второй-третий день после рождения, а иногда и в первый день. Как правило, крещение происходило дома. Считалось, что бедные несут младенца в церковь, а те, у кого есть хоть немного денег, приглашают священника домой. Ведь после крещения, если оно было дома, предполагалось некое празднество и, соответственно, некоторые затраты, по крайней мере, тех, кто присутствовал, надо было накормить и напоить. А после крещения в церкви накрывать на стол было не нужно.

Собственно, обязанности повитухи как сиделки с младенцем, когда мать после родов приходила в себя, заканчивались в тот момент, когда младенца крестили. До крещения именно повитуха следила за младенцем, и считалось, что она оберегает его от злых духов. Когда младенца крестили, с повитухой расплачивались, и она уходила домой.

В крестные звали, как правило, родственников, предпочитали молодых и холостых. Во многих губерниях фиксируется практика, что у ребенка не два, а один крестный, у мальчика – крестный отец, у девочки – крестная мать. Подарков никаких крестные ребенку не дарили. Но, впрочем, в разных местах бывало по-разному. Иногда крестные оплачивали крестик и ситец на крестильную рубашку. В некоторых случаях крестные давали небольшие деньги.

С выбором крестных были связаны разные народные поверья. Я приведу два примера. Беременная женщина никогда не соглашалась быть крестной, потому что считала, что ее младенец после этого долго не проживет. Второй пример. Когда в семье умирали дети, считалось, что для того, чтобы выжить, новорожденному нужен второй крестный. Через некоторое время после крещения с ребенком подходили к окну и окликали первого встречного, который шел по улице. Он подходил к окошку, и ему через окно передавали ребенка со словами: «На тебе крестника». Прохожий должен был перекреститься и сказать: «Господи, благослови взять моего крестника». И с этого момента он становился, с точки зрения родителей, таким же полноправным крестным, как и тот, который был у купели.

как рожали, кормили, купали и пеленали младенцев в дореволюционной россии (+видео)

Перед крещением ребенку давали имя. Обычно это делал священник. Имя выбиралось по святцам на день рождения или день крещения. Если имя очень не нравилось родителям, они просили его заменить. Этнографы фиксируют случаи, когда священник брал дополнительные деньги за благозвучное имя. Хотя говорить, что всегда выбор имени зависел от священника, неправильно. В домах зажиточных крестьян или состоятельных горожан родители сами решали, как назвать новорожденного. Обычно выбиралось имя умершего или живого родственника. И ориентировались при этом на такого родственника, который был наиболее удачливым и богатым. Иногда бывало так, что полсела называло девочек, например, Галинами, потому что некая Галина неожиданно разбогатела, удачно выйдя замуж.

Любопытно, что с развитием грамотности к началу XX века фиксируется большое количество ранее не употребляемых имен: Валерьян, Леонид, Евгений, Римма, Фаина, Валентина. Вообще говоря, в простонародной среде редкое имя было знаком избранности человека. Этнографы фиксируют истории, когда люди считают, что имя влияет на жизнь. Вот, например, такая история. У одной женщины умирали дети. И очередного она родила на тропе в лесу. Чтобы он остался в живых, она назвала его «Тропим», соотнеся имя «Трофим» с тропой, где был рожден ребенок, хотя в деревне Трофимов не было. Все были убеждены, что именно редкое имя дало ему возможность выжить.

Разговор с народом: до революции и после

Последнее, что я хочу сегодня рассказать, касается стратегии разговора медиков с народом. То, что образованные люди будут следовать медицинским предписаниям, сомнений не вызывало. Но как объяснить крестьянину, что баня для младенца – плохо, а корыто – хорошо? Борьба с крестьянской практикой, а шире – с крестьянским бытом осознавалась как актуальная просветительская задача. При этом приводимые аргументы должны были быть понятны.

До революции, обращаясь к крестьянским матерям, пишут очень деликатно, стараясь не разрушать основы крестьянского мировоззрения. Вот, например, как выглядит полемика с позицией крестьян по поводу детской смертности.

«Многие говорят, что жизнь и смерть в руках Божьих, что если Богу угодно, дети будут живы и здоровы и без нашего мудрствования. Если детям суждено Богом заболеть или умереть, то никакие хитрости не помогут. В таких словах правда смешана с неправдой. Спора нет, на всё воля Бога, но надо понимать ее хорошенько, а не думать о ней зря. На то Бог и разум нам дал. Если Бог повелел нам кормиться трудами рук своих от земли, то ведь никто не станет думать, что без нашего труда и земля вспашется, и зерно посеется, и сожнется, и смолется, и хлебы спекутся, а мы только глотать их будем».

При такой аргументации крестьянский мир не разрушается, а лишь корректируется соображениями, которые должны были быть понятны простому человеку.

Если до революции в конфронтацию с традиционной крестьянской культурой представители образованной России не вступали, то после революции ситуация меняется. После революции, когда задачей новой культурной политики было создание единого общества, лишенного сословных стереотипов, меняется риторическая стратегия обращения к народу. Теперь это не дружеский совет, а инструкция, обязательная к выполнению. Вот, например, как заканчивается одна из книжек по грудному вскармливанию, которая издана в 1925 году и адресована крестьянкам:

«Если матери будут исполнять в точности всё, что указано в этой книжке, то они вырастят здоровых и крепких детей, которые в будущем будут помогать им в их трудовой крестьянской жизни».

Любопытно, что, исходя из марксистского учения о классах, аргументация обращения, с одной стороны, к крестьянкам, а с другой – к работницам фабрик была разная. Если для крестьянки особенности ухода за младенцем объяснялись примерами из жизни поросят и телят, то совсем по-другому строится текст, обращенный к работницам фабрик. Марксистское учение предполагает, что пролетариат сознательнее, чем крестьяне. Внедрение новых правил в быт должно было проходить легче.

Вот как медики обращаются к труженицам заводов и фабрик:

«Известно, что всякая машина требует за собой ухода для того, чтобы она не портилась, для того, чтобы она исправно работала. Всякий станок на заводе нуждается в хорошем присмотре, в смазке его частей и требует исправного состояния всего механизма. Если вовремя не почистишь и не смажешь швейную машину, она также не сможет исправно работать, правильно шить. Человек тоже механизм, но механизм живой. Поэтому по отношению к нему тем более требуется выполнение различных правил, от которых зависит исправное состояние человеческого тела. Эти правила необходимо выполнять по отношению ко всем частям человеческого тела, или, как говорят, ко всем его органам. Такие правила и даются наукой, которая называется гигиена человека».

Или еще:

«Ребенок – такой же сложный механизм, как и взрослый. Его тело представляет собой как бы маленькую модель тела взрослого человека. Поэтому по отношению к ребенку тем более важно исполнять правила ухода за ним, для того чтобы сохранить маленького человечка в здоровье и вырастить из него полезного гражданина».

Сравнение человека с механизмом – характерный прием книг, которые адресованы работницам фабрик. Приведу цитату, в которой объясняется процесс выработки грудного молока.

«Как видите, грудь представляет собой вполне налаженную фабрику, в которой производительность труда растет с каждым днем. Речь идет о том, что у женщины после родов каждый день становится молока всё больше и больше.

Познакомимся вкратце с устройством этой фабрики. Грудь женщины, так же, как и вымя коровы, представляет собой железу, которая вырабатывает молоко. Внутреннее устройство груди сложное. Во всех ее частях вырабатывается молоко, которое стекается в малые ручейки-протоки. Эти – в большие ручьи. Большие ручьи стекаются в один большой проток, который имеет выход к соску. Ребенок сосет сосок и работает своими губами как насосом. От этого со всех ручейков насасывается молоко, которое и стекает через общий проток струйками прямо в рот ребенку».

Перед нами картина, на которой изображена совершенная фабрика.

Я говорила, что начало моих занятий было связано с личными наблюдениями за изменчивостью практик ухода за младенцем. Но при работе с источниками выяснилось, что уход за младенцами – это интереснейшая историко-культурная проблема. Эволюцию повседневной практики можно рассматривать под углом зрения социальной истории, где отражается то, как социальные верхи пытаются перевоспитать низы и привить им свои стереотипы. Это перевоспитание было осуществлено в результате большевистской культурной революции, и возникшее общество – советский народ, действительно стало новой социально-этнографической реальностью. Дистанция, которая до революции наблюдалась в практиках разных социальных групп, исчезла.

Этот материал заставляет задуматься о том, что любая новая модная идея, связанная с уходом за младенцем, кроме медицинского аспекта имеет и гуманитарную составляющую. И здесь для того, чтобы отделить медицинские идеи от общегуманитарной моды, специальное медицинское образование не нужно. Нужно лишь не терять здравый смысл.

как рожали, кормили, купали и пеленали младенцев в дореволюционной россии (+видео)

В завершение мне хотелось бы привести высказывание князя Тенишева, одного из корреспондентов Этнографического бюро, которое собирало данные о жизни крестьян по всей России. Вот как он описывает положение младенцев в семье:

«Понятно, что громадное большинство детей бывает неспокойно. То есть ревут день и ночь, много выходит золотушных, с предрасположением к разным болезням, нередки и физические уродства. Благодаря подобному первоначальному воспитанию поистине нужно удивляться, что при таких условиях начальной жизни большинство остающихся в живых бывают здоровые, сильные и крепкие».

Фото: Иван Джабир

Видео: Виктор Аромштам


Просветительский лекторий портала «Православие и мир» работает с начала 2014-го года. Среди лекторов – преподаватели духовных и светских вузов, учёные и популяризаторы науки. Видеозаписи и тексты всех лекций публикуются на сайте.

ISRAELITES-GENTILES & BAPTISM